?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ильин и Ницше.

Сопоставление взглядов Ивана Ильина и Фридриха Ницше на проблему "умаления человека" и те пути, которые могли бы вывести его на качественно иной "уровень бытия".

Центральной темой этой работы является так называемая "синергийная антропология" или "антропология Границы", которая разрабатывается современным отечественным философом С. Хоружим и его небольшой школой. Ивана Ильина и Фридриха Ницше представляется возможным отнести к людям, работавшим в русле этой (относительно) новой антропологии. Отличия, если говорить именно об их взгляде на человека, во многом лишь в терминах: то, что у Хоружего именуется "онтологической трансформацией", Ильин называет "воспитанием духовного характера", а Ницше - "достижением высших и всё более редких состояний". Надо полагать, это сопоставление найдёт своё подтверждение в дальнейшем изложении.

Сам же выбор этих неординарных фигур из сонма любомудрствующих достаточно
условен: ведь, в сущности, многих и очень многих можно было бы отнести к числу
тех, кто думал о "сверхчеловеке" и искал пути к нему.
  Сергей Хоружий, который определил эти поиски как выход к "Границе
Человека", считает себя истолкователем древнего опыта "Духовных практик" и
прежде всего, православного движения исихастов. Следовательно, в рамках такого
рода "практик" можно вспомнить и пифагорейцев, и неоплатоников, и суфиев, и
буддистов, и всех авторов "Добротолюбия", и многих иных. Да и современный нам
человек, при всей его пресловутой "рациональности" и прозаичности, отнюдь не
лишён стремления к "превосхождению естества". Популярность голливудских фильмов
о супергероях, экстремальных видов спорта, всевозможной "трансгрессии" и
экстремизма говорит о том, что человеку продолжают мерещатся "сны о чём-то
большем" нежели его "постылая" действительность. В том же ключе, видимо, стоит
трактовать непрекращающиеся попытки "генетической модификации", "трансплантации"
и "киборгизации" нашей "породы" со стороны "научного сообщества". (См.
компаративный анализ в работах Хоружего, в частности 17 по списку литературы
приведенному в конце работы. Далее по тексту ссылки на указанный список будут
производится в сокращенной форме).
  И все-таки есть некоторые обстоятельства, что склонили нас к
вышеозначенному выбору.
  Какие же? Прежде всего то, что эти люди выступают от лица философии, в
отличие от большинства из последователей "Духовных практик". Кроме того, они
близки нам по времени и отчасти по "менталитету". Затем следует то
обстоятельство, что на первый взгляд этих философов можно вне всяких сомнений
назвать идейными противниками. И хотя лично они друг друга не знали, ввиду
разницы лет, но Ницше, как антихристианин, и Ильин, как православный ортодокс,
без сомнения не нашли бы общего языка, случись им встретиться где-нибудь в
безвременьи.
  Ильин, живший позднее, считал Ницше, "пророком животного разнуздывающего
инстинкта"(1, стр. 290), "пророком нигилизма и большевизма" (4, стр.228) и
смотрел на его наследие, как на духовный яд, который, в числе многих других,
отравил и разрушил духовное (и не только) тело нашей Родины - России.
  Надо полагать, что Ницше, который не был скуп на определения,
ознакомившись с творчеством Ильина, тоже не остался бы бессловесным и выдал
что-нибудь вроде этого: "Довольно! Довольно! Я не выношу больше этого. Скверный
воздух! Скверный воздух! Эта мастерская, где фабрикуют идеалы - мне кажется она
вся провонялась ложью!" (13, стр.258)
  Как удивились бы эти люди, если бы кто-то сказал им, что они чуть ли не
братья в своей "высшей надежде" (Ницше. 14, стр. 52 и другие) и "творческой
идее" (Ильин. 6, название одной из работ; см. также во многих других местах).
Удивило это и нас. Удивило и сделало это мнимое противостояние основным
материалом для раскрытия определенной нами в начале центральной темы. (Кстати,
интересно и то, что оба они по крови отчасти немцы, отчасти славяне).
  Помимо этого, на наш выбор повлияло то обстоятельство, что духовный и
творческий путь этих людей в сравнительно большей степени знаком нам, чем путь
иных "евгеников".
  Итак, мы хотим показать, что: во-первых, на человека действительно можно
смотреть, как на "нечто, что должно превзойти" (14, стр. 52 и другие); и
во-вторых, что пути к этому могут быть указаны, как кажется, разные.
   Основная часть.
   Человек.
  Итак, как же смотрели и каким виделся человек нашим философам.
  Прежде всего - лишенным центра, нерушимого и извечного ядра, субстанции,
сущности. Человек для них, его естество "делаемо есть". Он лишь материал,
потенция, возможность и одновременно начало её осуществления. Но только начало.
Вернее - вечное начало. Вечное движение от начала к концу. Без самого конца. Он
- энергия, как связующее звено между потенцией и энтелехией. Особенно явно этот
мотив различим у Ницше. У него "сверхчеловек" - скорее недостижимая мечта,
задание и компас для человечества, нежели то, что имеет состояться в судьбе
индивидуума. Ильин же склонен считать человека способным "обрести бытие", "стать
духовным" в его личной судьбе, однако полагает этот путь трудным и ведущим через
"горнило страданий", доступным не всем и даже не многим. Но оба они уверенны в
том, что изменить себя, исполнить свое назначение должен сам человек. Вот что
говорят об этом они сами.
  Ницше.
  "Является искажением говорить: субъект Я есть условие предиката "мыслю"...
Мыслится (es denkt), но что это "ся", es, есть как раз старое знаменитое Я, это,
мягко говоря, только предположение... и никак не "непосредственная
достоверность" (9, с. 253) "Некий квантум силы, является таким же квантумом
порыва, воли, действования - более того, он и есть не что иное как само это
побуждение, желание, действование, и лишь вследствие языкового обольщения (и
окаменевших в нем коренных заблуждений разума), которое по недоразумению
понимает всякое действование как нечто, обусловленное действующим, "субъектом",
может это представляться иначе... народная мораль отделяет силу от проявлений
силы, как если бы за сильным наличествовал некий индифферентный субстрат,
который был бы волен проявлять, либо не проявлять силу. Но такого субстрата нет,
не существует никакого "бытия", скрытого за поступком, действованием,
становлением; "деятель" просто присочинен к действию... Вся наша наука... еще не
избавилась от подсунутых ей ублюдков, "субъектов". (10, с. 490)
  Однако же: "В человеке тварь и творец соединены воедино; в человеке есть
материал, обломок, глина, грязь, бессмыслица, хаос; но в человеке есть также и
творец, ваятель, твердость молота, божественный зритель и седьмой день -
понимаете ли вы это противоречие? И понимаете ли вы, что ваше сострадание
относится к "твари в человеке", к тому, что должно быть сформовано, сломано,
выковано, разорвано, обожжено, закалено, очищено,- к тому, что страдает по
необходимости, и должно страдать". (12, с.149-150)
  Ильин.
  "Несомненно, что все люди имеют существование: они существуют в виде
множества своеобразных комбинаций телесного и душевного материала. Но каждая
такая индивидуальная комбинация, сколь бы она ни была объяснима по причинам
телесной и душевной природы, может оказаться по законам духа неоправданною,
пустою возможностью... до тех пор, пока она не утвердит себя этими законами и не
построит себя ими. Согласно этому каждый из нас должен как бы одолеть свое
существование, его груз, его инерцию, его трудности и приобрести бытие".
  И все же: "Сколько людей живет и умирает, и не знает" об этом задании.
"Это люди, лишенные духовного характера, Но именно вследствие этого они остаются
и вне реальности; их жизнь призрачна; их деяния не духовны..(...). Они одержимы
потребностями и страстями; и духовно обоснованные решения им чужды.(...). Они не
решают и не совершают, а как бы текут, плывут по течению или ползут и осыпаются,
подобно песку, увлекаемые тяготением. В их душевном составе не найти
неразложимого центра бытия: это не индивидуумы, не неделимые духи, не личности;
а вороха хотений, вожделений и случайностей; это медиумы своих страстей и чужих
влияний." (6, с. 469-471)
  Просуммировав, можно сказать следующее. Человека, если смотреть на него
как на единство, нет. Нет до тех пор, пока он сам в себе не начнет быть. Не
начнет познавать и творчески овладевать всем набором своих "не имеющих
субстанции атрибутов". При том не "от времени до времени", а непрестанно,
поскольку не будучи скреплено единою волей его текучее существо тут же
расплывается. И тогда его опять нет...
  Синергийная антропология, интегрируя опыт тысячелетий, описывает свой
предмет, человека, следующим образом.
  "...Аскетическая практика находила в человеке постоянно меняющуюся
множественность, стихию дробности и изменчивости. Человек сложен, множественен
уже в своем составе, а отсюда и в своих проявлениях: ему свойственны движения
тела, души, ума. Больше того, в силу дробности и рассеянности здешнего бытия, он
может вовлекаться сразу или почти сразу во многие и разные движения, бросать
одни, начинать другие. Всякому движению сопутствует энергия (у Аристотеля эти
категории близки иногда до синонимии) и, соответственно, энергия тоже дробится и
плюрализуется: тварное бытие в Православии, характеризуется не столько энергией,
сколько различными энергиями, множество которых, к тому же, непрерывно
меняется...(...).
  Все в целом множество энергий человека, непрерывно меняющееся, образует
своего рода энергийную проекцию человеческого существа. Человек -
(само)деятельный центр, энергии - разнонаправленные, разнородные, а также и
взаимосвязанные, взаимодействующие выступления, "ростки деятельностей" этого
центра, в совокупности образующие подвижную систему, меняющуюся конфигурацию -
проекцию человека в план энергии, которую естественно называть энергийным
образом человека". (20, с. 53-54)
  "Православная аскетика берёт человека именно в его энергийной проекции,
как сущее, наделенное определенным множеством энергий или, в нашей терминологии,
энергийным образом. По существу, это множество и есть её рабочий объект: она
рассматривает его строение, подмечает законы его изменения и открывает способы
внешнего и внутреннего воздействия на него, контроля над ним". (20, с. 55)
  И все же, разве вполне очевидно такое воззрение на человека? Зачем
человеку меняться, "превосходить себя"? Он вполне устойчив как вид. Достаточно
постоянен в своих проявлениях, предсказуем. Не есть ли он во все времена один и
тот же - саморазворачивающийся набор составляющих его природ, "система
сущностей"? И может ли он измениться? Хочет ли он этого? Заложен ли в нем
действительно порыв к "онтотрансцензусу", по выражению Хоружего, перемене своей
онтологической перспективы? Не выглядит ли он, человек, в особенности
современный человек, вполне довольным собою и своим положением. Ибо "запасено
всякого обеспечения на многие лета. Пей, ешь и веселись душа моя" (21, с. 232).
  Отчасти так. Но жизнь опять "стала потрясаться конвульсиями новых
бедствий, новых болений истории..." (21, с. 232). И значит все не так уж
благополучно устойчиво в предмете, именуемом "человек". Наши авторы были в этом
абсолютно убеждены. Ницше приходил к этому, живя в относительно стабильное время
и созерцая неутешительную картину "умаления человека" (16, с. 354, одно из писем
Ницше). Ильин, живший в грозные, предреченные его противником времена, был
совершенно убежден, что человеку необходимо встать на "путь духовного
обновления" (1, название одной из его книг). Наш современник, Хоружий, приходит
к этому же выводу, исходя как из "антропологической ситуации современности"
(18), так и из суммированного тысячелетиями опыта "Духовных практик", по
преимуществу исихазма, который находил человека изначально ущербным, "падшим" и
смертным (см. 20). Такое воззрение на ситуацию человека естественно предполагает
порыв к её преодолению - "спасению" от неё и является самым крайним и
радикальным, включающим в себя все иные стратегии изменения и преодоления
человеком своего существования. Единственный способ убедить в верности позиции
синергийной антропологии - это обращение к самому предмету - человеку. Поскольку
в таковом обращении состоит всякое последнее средство убеждения,
до-казательство. Немалый художественный дар, присущий нашим авторам, дает нам
множество убедительных зарисовок облика человека. Необходимость как-то изменить
этот облик становится самоочевидной.
  Ницше.
  "Чем ныне подстрекается наше отвращение к "человеку"? - ибо мы страдаем
человеком, в этом нет сомнения.- Не страхом; скорее, тем, что нам нечего больше
страшиться в человеке; что пресмыкающееся "человек" занимает авансцену и кишмя
кишит на ней; что "ручной человек", неисцелимо посредственный и тщедушный, уже
сноровился чувствовать себя целью и вершиной, смыслом истории, "высшим
человеком", - что он не лишен даже некоторого права чувствовать себя таким
образом относительно того избытка неудачливости, болезненности, усталости,
изжитости, которым начинает ныне смердеть Европа, стало быть, чувствовать себя
чем-то по крайней мере сравнительно удачным, по крайней мере еще жизнеспособным,
по крайней мере жизнеутверждающим..." (12, с.253-254).
  "Ныне мы не видим ничего, что хотело бы вырасти; мы предчувствуем, что это
будет скатываться все ниже и ниже, в более жидкое, более добродушное, более
смышленое, более уютное, более посредственное, более безразличное, более
китайское, более христианское - человек, без всякого сомнения делается все
"лучше"... Здесь и таится рок Европы - вместе со страхом перед человеком мы
утратили и любовь к нему, уважение к нему, надежду на него, даже волю к нему.
Вид человека отныне утомляет - что же такое сегодня нигилизм, если не это?.. Мы
устали от человека... (12, с. 254-255)
  "Я не могу подавить на этом месте вздоха и последнего проблеска надежды.
Что же мне именно столь невыносимо здесь? С чем я в одиночку не в состоянии
справиться, что душит меня и доводит до изнеможения? Скверный воздух! Скверный
воздух! То, что ко мне приближается нечто неудавшееся; то, что я вынужден
обонять потроха неудавшейся души!.." (Там же)
  "... Хуже всего мелкие мысли. Поистине, лучше уж совершить злое, чем
подумать мелкое!" (14, с. 100)
  Ильин.
  "...Разложение духовности в душе может наступить у слабого человека в
зрелом возрасте; но оно может вести свое начало с детства и притом или так, что

Далее по ссылке


http://samlib.ru/editors/r/rosomonow_r_i/ubermensch.shtml

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
basiliobasilid
Sep. 21st, 2011 04:51 pm (UTC)
Спасибо за интересный и дискуссионный материал.
rosomonov
Sep. 23rd, 2011 05:06 am (UTC)
Ильин и Ницше
Пожалуйста.
Очерк написан лет 7 назад. Прочитан 2-3 людьми. Решил, что может будет интересен кому ещё.
marginal06
Sep. 21st, 2011 10:17 pm (UTC)
"Поистине, лучше уж совершить злое, чем подумать мелкое!"
Как боится показаться посредственным, заурядным Ницше, - он так боиться потерять любовь к себе, что готов быть злодеем, лишь бы остаться с самим собой. Однако, такое состояние, как бы ему ни хотелось иначе, - неизбежно оказывается чрезвычайно мелким даже автоматически оказывается (без всяких переходных состояний: подготовок, раздумий: зачем и почему).
Т.к. Ницше ни до чего "лучшего" не додумался чем сказать: падающего - толкни. Много ли ума надо до такого дойти? Это что шедевр мысли? - оказывается для того надо перейти себя ("человек - это то что должно превозмочь"), чтобы сделаться столь мелким, и, между прочим, злым, как, кстати, того ему очень хотелось.
rosomonov
Sep. 23rd, 2011 06:00 am (UTC)
Ильин и Ницше
Вы знаете, сколько могу припомнить, особой любви у Ницше к самому себе нет. Напротив, он столь же безжалостен и столь же ненавидит свою "мелкую" и "неудавшуюся" натуру, как и таковую же у всех или почти всех прочих. Себя он безусловно "сверхчеловеком" не считает и весь его пафос направлен на то, чтобы хоть в ком-то вызвать поступательное движение к этому "телосу". Именно в этом внутреннем противоречии, видимо, истоки его безумия. После прочтения его книг, помню, родился небольшой стишок:

Больной мудрец -
Венера в стойле!
Ему конец,
Жалеть не стоит.
Жалеть бы нас,
Да уже поздно:
Огонь погас,
Горев так грозно..

Насколько мне известно, в своей жизни Ницше никого, кроме себя, так и не "толкнул". Ну а то, что после его смерти нашлись люди, которые из соображений "воспитания новой расы" стали всех расталкивать, так и в рамках христианства так же можно отыскать немало примеров "превратного толкования". Вспомнить хотя бы тех же иезуитов, инквизицию или завоевание Америки протестантами.
Впрочем, я не пытаюсь его оправдать, говорю лишь о том, что доля Истины в его словах безусловно есть. И не малая. Ну а ошибок и недосказанностей избежать никому не удавалось. Мне, конечно, тоже.
Спасибо за комментарии.
marginal06
Sep. 24th, 2011 08:32 am (UTC)
Re: Ильин и Ницше
Что-же, у дьявола, как известно, были свои последователи и есть тепрь, и вполне искренне. Беззаветно отдавшиеся злу, нашедшие в нём истину. Икренне верящие в ложь. Мне страшно об этом писать, п.ч. я хорошо понимает что это означает в реальности, и в чём выражается.
Как, например, то что я привёл в пример. Никакой любви к себе здесь нет, зато последовательность во зле, в смысле, следование его идее - да. Да она в этом случае, эта любовь к себе и помешает, не даст передать ту чистоту выражения адского замысла. Зло в чистом виде, - вот чего добивается злопоклонник.
Но это только относительно: "падающего - толкни". А что до "Поистине, лучше уж совершить злое, чем подумать мелкое!" - тут-то любви к себе не избежать никак... Конечно, она неосознанная, не так явно выраженная как Вами приведённый пример нелюбви к мудрецам но она есть, и, вероятнее всего, тут дело в человеческом (том самом которое так не любил Ницше) по одной простой причине: когда кто-то любит то, что он делает в человеческом смысле, он не может не любить себя, п.ч. использует своё человеческое. Если бы он стал не любить себя на самом деле, и совершенно на 100%, то не смог бы делать ничего. Иное дело Господь Бог; если человек служит Ему, а служить без веры невозможно на самом деле, то опирается он не на своё, а на Божественное, и его использует. Так что любви к себе в этом сл. может и не быть.
rosomonov
Sep. 26th, 2011 09:32 am (UTC)
Re: Ильин и Ницше
Всё-таки кажутся несколько странными, противоречивыми словосочетания "искренне верящий в ложь" и "беззаветно отдавшийся злу". Притом как внутри, так и между собой. Вспомните, сколь долгое дыхание было у коммунистической идеи. (Почему, впрочем, "было"? - оно всё ещё длится). Как много людей жило этой идеей и умирало за неё. Неужели же всё напрасно? Неужели им предносился и звал их за собой, давал им невероятную творческую энергию некий фантом, мираж, вселенский обман? Возможно ли это?
Думаю, нет. Должна была быть и есть доля истины, т.е. "естины", того что реально есть в их "богах". Вспомним, к примеру, Павку Корчагина, как некий совокупный образ "пламенного революционера" и "строителя коммунизма".
Культ сатаны - суть культ отрицания, ниспровержения, "гибели всего лучшего". Он не несёт в себе никакой "позитивной программы". Чтобы предаться ему "беззаветно", нужно отдавать себе в этом отчёт, какие уж тут самообманы.
Это, кстати, достаточно явно прозвучало и в Вашей работе о Марксе и Энгельсе. Такое вот похохатывание над всем этим "революционным сбродом", подкидывание им идей, игра на бирже и порочная жизнь. Что-то вроде этого мы видим у Николая Ставрогина и Петра Верховенского в "Бесах" Достоевского. "Если веруют, то не веруют, что они веруют".
И в то же время есть Шатов, Кириллов и Шигалёв, преданные "уязвившим" их сердце идеям и идущие или готовые идти до конца, до смерти за них.
Бесовское всегда "ищет своего", торгуется, заключает сделку, служит вожделяя и домогаясь чего-то для себя, поскольку ведь понимает, что "душу продаёт". Но продаёт ведь за что-то, не "за здорово живёшь", не "беззаветно".
Не верится как-то в "искреннее зло" или "идейное зло", в зло из чистой ненависти, стремлении погасить всякий свет, только для того, чтобы его не было. За ним всё-равно стоит "забота о себе", хотя бы - желание избегнуть боль, видя свою тьму на свету. Не говоря уже об откровенном наслаждении мучительством, властолюбии и не знающих границ похотениях.
marginal06
Sep. 28th, 2011 07:54 am (UTC)
Re: никто не смеялся
Когда Вы за всей этой розовой "романтической пургой" увидите настоящую кровь, символом которой было (и есть до сих пор) красное знамя - тогда Вы поймёте, что это не "кровь борцов пролитая за дело революции", а прежде всего - их многомиллионных жертв! "Творческой энергии" у убийц, и вандалов было действительно хоть отбавляй. И как здесь не вспомнить бесноватого "из страны Гадаринской", которого связывали цепями, и держали несколько человек, а он рвал цепи и вырывался? - и тогда сразу вспоминается "пролетарий рвущий цепи" - помните известный коммунистический плакат? - вот это он тот самый бесноватый "из страны Гадаринской" в котором сидит "легион бесов".
И, да, не напрасно всё это было. Так свершается Суд Божий за то, что люди оставили Его и поверили лжи. А кто не верил - поверит (тому что есть на самом деле) рано или поздно.
"Кто не был - тот будет, кто был - тот не забудет".
marginal06
Sep. 28th, 2011 10:14 am (UTC)
Re: Не напрасно.
И вообще ничто не напрасно: ни одна слеза униженных, несправедливо наказанных, никто из замученных, убитых за национальность и веру, ни одна жертва святых, которые по примеру Искупителя себя принесли в жертву. - Ни одна молитва обращённая к Богу, ни труд ради избавления от большевицкого зла, ни один порыв противления советизму, ни борьба против него. Ничто не напрасно. В это я верю.
rosomonov
Sep. 28th, 2011 05:57 pm (UTC)
Re: Не напрасно.
Говоря о "творческой энергии", я имел в виду, конечно, ту позитивную, созидательную энергию, которой было насыщено то время.
Да, был, и его было в избытке, тот сатанинский всеразрушающий дух, о котором немало писал И.А.Ильин. В конечном итоге он захлебнулся в собственной крови, попав на жернова вращаемой им самим мельницы. Но был и обратный, созидательный дух и притом по-истине возвышенный и прекрасный. Мне кажется невозможно это отрицать. Мы все дети того времени, "рождённые в СССР" и немало (духовно) трогательного и важного, пробуждающего "духовность инстинкта" вынесли из своего детства.
"Дух дышит где хочет" и внешний, рассудочный атеизм Ему не помеха. Помните, сколько говорил Ильин (вслед и по приемству русской традиции) о подчинённом и зависимом по отношению к сердцу положении ума. Наш человек (да в общем, и не только наш), будь он хоть трижды коммунист и революционер, остаётся прежде всего русским человеком по крови и по духу своему и сохраняет в себе способность и склонность к жизни "по сердцу". В конечном итоге именно эта склонность и возобладала. Так, что понадобилось вторично валить и затаптывать принявшееся было вновь зацветать русское древо.
Так что и в этом смысле также "всё было не напрасно": свой духовный плод был выношен и принесён многими и очень многими русскими советскими людьми, пускай и (как бы) вне православной традиции.
Вот и антихристианин Ницше умудрился ухватить этого "свободного Духа" в своей жизни. И мне кажется, ухватил столько, что "не смог понести" и был "раздавлен". За всей этой его "борьбой с Богом" видится скорее не способность "вместить", чем "засохший корень" или "запекшийся яд" оторванного и отлученного.
marginal06
Sep. 24th, 2011 08:54 am (UTC)
Re: Ильин и Ницше
Вообще у всех сатанопоклонников, независимо от национальности между прочим (а это говорит о реальности самостоятельно сущестующего зла), одно и то же мрачное, неизбывное уныние, безконечный мрак что и чувствуется в стихах. Есть это, конечно, проскальзывая и у обычных поэтов (хотя как можно сказать про поэта что он обычен?) но там оно, как бы между прочим, среди всего остального, - здесь-же это итог всего, явное выражение конца пути. Особенно, если взглянуть на стихи которые он писал до того вначале жизни и в конце. Вот известное стихотворение Маркса.
"Мне не осталось ничего, кроме мести,
Я высоко воздвигну мой престол,
Холодной и ужасной будет его вершина,
Основание его - суеверная дрожь.
Церемониймейстер! Самая чёрная агония!
Кто посмотрит здравым взором -
Отвернётся, смертельно побледнев и онемев,
Охваченный слепой и холодной смертью."
Один и тот-же дух что и у Ф.Ницше, не так ли? - и тоже полнейшее отсутствие любви к себе.
Да я это и отмечал у же у себя, здесь.
"Теперь обратимся к содержанию поэмы "Оуланем":
Всё сильнее и смелее я играю танец смерти,
И он тоже, Оуланем, Оуланем
Это имя звучит как смерть.
Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.
Скоро я прижму вечность к моей груди
И диким воплем изреку проклятие всему человечеству.
Члены секты сатанистов - не материалисты. Они верят в загробную жизнь. Оуланем - личность, устами которой говорит Маркс, - Христос наоборот, т.е. антихрист, не отрицает существование загробной жизни. Он признаёт её, но только как жизнь, исполненную ненависти в высшей степени. "
rosomonov
Sep. 26th, 2011 10:25 am (UTC)
Re: Ильин и Ницше
Пожалуй, опять не соглашусь. За всем этим пафосом у молодого господина Мордехая весьма чётко проглядывает самолюбование. Он играет образами, в центре которых он сам.
Ницше, мне кажется, всегда, даже в молодости, был более "предметен", более "идеен".
Да и унынием особым у него "не пахнет". Напротив, ирония, едкость, сарказм, "весёлое брюхо" и "смеющиеся львы". А если и есть "тоска", то она неявная, прикрытая и притом скорее по "инобытию", и весьма далека от какого-либо "бесконечного мрака".
Он искренно верит в нечто "позитивное" и "жизнеутверждающее", в "сверхчеловека", "победителя Бога и Ничто". И с этой точки зрения он сатанистом, конечно, не является. Для него "великая экономия зла" служит своего рода материалом, основой, на которой и из которой вырастает его "юберменш".
Об этом, собственно, я и пытался рассказать. Зло, как таковое, не есть цель для Ницше. Он видит в нём "естесвенную лабораторию" духа, некую "божественную реторту", в которой рождается то, что мы называем волей, характером, "сильным человеком". И призывает не искоренять страсти, а "культивировать" и "возделывать" их.
Вот здесь и появляется Ильинский "Иван-царевич на волке-инстинкте".
marginal06
Sep. 28th, 2011 07:48 am (UTC)
Re: Ильин и Ницше
Самолюбование или не самолюбование..., а уныние и услаждение своим отчаянием у тех и у других, - одинаковы. Садомазохизм психологический, иррациональная ненависть ко всему сущему. "Пир во время чумы", и неизбывная, какая-то непобедимая мрачность. Что Ницше - что Маркс, да и все они кого ни возьми.
Вот цена за оставление Истины.
rosomonov
Sep. 28th, 2011 06:46 pm (UTC)
Re: Ильин и Ницше
Эта цена, в конечном итоге - смерть. Но Ницше читают и притом гораздо более Маркса, что всё-таки свидетельствует о чём-то живом, даже "животрепещемся" в его наследии. И это "что-то" вовсе не его злопыхательства в адрес "уютных христиан", христианства и "добротолюбия" вообще. Тут он, на общем "либеральном" фоне, не оригинален и не интересен. В центре его мысли - "филогенез" рода человеческого и здесь им сказано немало провидческого и важного. Имхо, конечно.
( 13 comments — Leave a comment )

Profile

iwan_iljin
Своblogа слова Ивана Ильина
Иван Александрович Ильин

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930